Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 18.12.2017, 08:11
Детский сад № 35
 "Золотой ключик"
г.Севастополь
Меню сайта
Категории каналов
Наш опрос
Интересны ли Вам статьи на нашем сайте?
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рассказы

Синие листья 

Автор: Осеева В.








У Кати было два зелёных карандаша. У Лены ни одного.

Вот и просит Лена Катю:

– Дай мне зелёный карандаш!

А Катя говорит:

– Спрошу у мамы.

Приходят на другой день обе девочки в школу.

Спрашивает Лена:

– Позволила мама?

А Катя вздохнула и говорит:

– Мама-то позволила, а брата я не спросила.

– Ну что ж, спроси ещё брата, – говорит Лена.

Приходит Катя на другой день.

– Ну что, позволил брат? – спрашивает Лена.

– Брат-то позволил, да я боюсь, сломаешь ты карандаш.

– Я осторожненько, – говорит Лена.

– Смотри, – говорит Катя, – не чини, не нажимай крепко и в рот не бери. Да не рисуй много.

– Мне, – говорит Лена, – только листочки на деревьях нарисовать надо да травку зелёную.

– Это много, – говорит Катя, а сама брови хмурит. И лицо недовольное сделала.

Посмотрела на неё Лена и отошла. Не взяла карандаш. Удивилась Катя, побежала за ней.

– Ну что ж ты? Бери!

– Не надо, – отвечает Лена.

На уроке учитель спрашивает:

– Отчего у тебя, Леночка, листья на деревьях синие?

– Карандаша зелёного нет.

– А почему же ты у своей подружки не взяла?

Молчит Лена. А Катя покраснела и говорит:

– Я ей давала, а она не берёт.

Посмотрел учитель на обеих:

– Надо так давать, чтобы можно было взять.




Плохо Автор: Осеева В.



Собака яростно лаяла, припадая на передние лапы. Прямо перед ней, прижавшись к забору, сидел маленький взъерошенный котёнок. Он широко раскрывал рот и жалобно мяукал. Неподалёку стояли два мальчика и ждали, что будет. В окно выглянула женщина и поспешно выбежала на крыльцо. Она отогнала собаку и сердито крикнула мальчикам:

– Как вам не стыдно!

– А что – стыдно? Мы ничего не делали! – удивились мальчики.

– Вот это и плохо! – гневно ответила женщина.






Добрая хозяюшка

Автор: Осеева В.




Жила-была девочка. И был у неё петушок. Встанет утром петушок, запоёт:

– Ку-ка-ре-ку! Доброе утро, хозяюшка!

Подбежит к девочке, поклюёт у неё из рук крошки, сядет с ней рядом на завалинке. Пёрышки разноцветные словно маслом смазаны, гребешок на солнышке золотом отливает. Хороший был петушок!

Увидала как-то раз девочка у соседки курочку. Понравилась ей курочка. Просит она соседку:

– Отдай мне курочку, а я тебе своего петушка отдам!

Услыхал петушок, свесил на сторону гребень, опустил голову, да делать нечего – сама хозяйка отдаёт.

Согласилась соседка – дала курочку, взяла петушка.

Стала девочка с курочкой дружить. Пушистая курочка, тёпленькая, что ни день – свежее яичко несёт.

– Куд-кудах, моя хозяюшка! Кушай на здоровье яичко!

Съест девочка яичко, возьмёт курочку на колени, пёрышки ей гладит, водичкой поит, пшеном угощает. Только раз приходит в гости соседка с уточкой. Понравилась девочке уточка. Просит она соседку:

– Отдай мне твою уточку – я тебе свою курочку отдам!

Услыхала курочка, опустила пёрышки, опечалилась, да делать нечего – сама хозяйка отдаёт.

Стала девочка с уточкой дружить. Ходят вместе на речку купаться. Девочка плывёт – и уточка рядышком.

– Тась-тась-тась, моя хозяюшка! Не плыви далеко – в речке дно глубоко!

Выйдет девочка на бережок – и уточка за ней.

Приходит раз сосед. За ошейник щенка ведёт. Увидала девочка:

– Ах, какой щеночек хорошенький! Дай мне щенка – возьми мою уточку!

Услыхала уточка, захлопала крыльями, закричала, да делать нечего. Взял её сосед, сунул под мышку и унёс.

Погладила девочка щенка и говорит:

– Был у меня петушок – я за него курочку взяла; была курочка – я за неё уточку взяла; теперь уточку на щенка променяла!

Услышал это щенок, поджал хвост, спрятался под лавку, а ночью открыл лапой дверь и убежал.

– Не хочу с такой хозяйкой дружить! Не умеет она дружбой дорожить.

Проснулась девочка – никого у неё нет!




Печенье

Автор: Осеева В.




Мама высыпала на тарелку печенье. Бабушка весело зазвенела чашками. Все уселись за стол. Вова придвинул тарелку к себе.

– Дели по одному, – строго сказал Миша.

Мальчики высыпали всё печенье на стол и разложили его на две кучки.

– Ровно? – спросил Вова.

Миша смерил глазами кучки:

– Ровно… Бабушка, налей нам чаю!



Бабушка подала обоим чай. За столом было тихо. Кучки печенья быстро уменьшались.

– Рассыпчатые! Сладкие! – говорил Миша.

– Угу! – отзывался с набитым ртом Вова.

Мама и бабушка молчали. Когда всё печенье было съедено, Вова глубоко вздохнул, похлопал себя по животу и вылез из-за стола.

Миша доел последний кусочек и посмотрел на маму – она мешала ложечкой неначатый чай. Он посмотрел на бабушку – она жевала корочку чёрного хлеба…




Сторож

Автор: Осеева В.





В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолёты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

– Моё! Моё! – кричал он, закрывая игрушки руками.

Дети не спорили – игрушек хватало на всех.

– Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились ребята воспитательнице.

– А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.

– Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.

– Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.




ОСЕЕВА.

ЧЕГО НЕЛЬЗЯ, ТОГО НЕЛЬЗЯ

Один раз мама сказала папе:
- Не повышай голос!
И папа сразу заговорил шепотом.
С тех пор Таня никогда не повышает голос; хочется ей иногда покричать, покапризничать, но она изо всех сил сдерживается. Еще бы! Уж если этого нельзя папе, то как же можно Тане?
Нет уж! Чего нельзя, того нельзя!


ОСЕЕВА.

БАБУШКА И ВНУЧКА

Мама принесла Тане новую книгу.
Мама сказала:
- Когда Таня была маленькой, ей читала бабушка; теперь Таня уже большая, она сама будет читать бабушке эту книгу.
- Садись, бабушка! - сказала Таня. - Я прочитаю тебе один рассказик.
Таня читала, бабушка слушала, а мама хвалила обеих:
- Вот какие умницы вы у меня!


ОСЕЕВА.

ТРИ СЫНА


Было у матери три сына - три пионера. Прошли годы. Грянула война. Провожала мать на войну трех сыновей - трех бойцов. Один сын бил врага в небе. Другой сын бил врага на земле. Третий сын бил врага в море. Вернулись к матери три героя: летчик, танкист и моряк!



ОСЕЕВА.

ТАНИНЫ ДОСТИЖЕНИЯ

Каждый вечер папа брал тетрадку, карандаш и подсаживался к Тане и бабушке.
- Ну, какие ваши достижения? - спрашивал он.
Папа объяснил Тане, что достижениями называется все то хорошее и полезное, что сделал за день человек. Танины достижения папа аккуратно записывал в тетрадку.
Однажды он спросил, как обычно держа наготове карандаш:
- Ну, какие ваши достижения?
- Таня мыла посуду и разбила чашку, - сказала бабушка.
- Гм... - сказал отец.
- Папа! - взмолилась Таня. - Чашка была плохая, она сама упала! Не стоит писать о ней в наши достижения! Напиши просто: Таня мыла посуду!
- Хорошо! - засмеялся папа. - Накажем эту чашку, чтобы в следующий раз, при мытье посуды, другая была осторожней!

Хорошее

Валентина Осеева


Проснулся Юрик утром. Посмотрел в окно. Солнце светит. Денёк хороший.

И захотелось мальчику самому что-нибудь хорошее сделать.

Вот сидит он и думает:

"Что, если б моя сестрёнка тонула, а я бы её спас!”

А сестрёнка тут как тут:

- Погуляй со мной, Юра!

- Уходи, не мешай думать! Обиделась сестрёнка, отошла. А Юра думает:

"Вот если б на няню волки напали, а я бы их застрелил!”

А няня тут как тут:

- Убери посуду, Юрочка.

- Убери сама - некогда мне!

Покачала головой няня. А Юра опять думает:

"Вот если б Трезорка в колодец упал, а я бы его вытащил!”

А Трезорка тут как тут. Хвостом виляет:

"Дай мне попить, Юра!”

- Пошёл вон! Не мешай думать! Закрыл Трезорка пасть, полез в кусты. А Юра к маме пошёл:

- Что бы мне такое хорошее сделать? Погладила мама Юру по голове:

- Погуляй с сестрёнкой, помоги няне посуду убрать, дай водички Трезору.

 

 

На катке Валентина Осеева
 День был солнечный. Лёд блестел. Народу на катке было мало. Маленькая девочка, смешно растопырив руки, ездила от скамейки к скамейке. Два школьника подвязывали коньки и смотрели на Витю. Витя выделывал разные фокусы - то ехал на одной ноге, то кружился волчком.

- Молодец! - крикнул ему один из мальчиков.

Витя стрелой пронёсся по кругу, лихо завернул и наскочил на девочку. Девочка упала. Витя испугался.

- Я нечаянно... - сказал он, отряхивая с её шубки снег. - Ушиблась? Девочка улыбнулась:

- Коленку... Сзади раздался смех.

"Надо мной смеются!” - подумал Витя и с досадой отвернулся от девочки.

- Эка невидаль - коленка! Вот плакса! - крикнул он, проезжая мимо школьников.

- Иди к нам! - позвали они.

 

 

 

Витя подошёл к ним. Взявшись за руки, все трое весело заскользили по льду. А девочка сидела на скамейке, тёрла ушибленную коленку и плакала.

 

 

 

Мишкина каша
Николай Носов
Один раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился. Мама тоже была рада его приезду.
- Это очень хорошо, что ты приехал, - сказала она. - Вам вдвоем здесь веселей будет. Мне, кстати, завтра надо в город поехать. Я, может быть, задержусь. Проживете тут без меня два дня?
- Конечно, проживем, - говорю я. - Мы не маленькие!
- Только вам тут придется самим обед готовить. Сумеете?
- Сумеем, - говорит Мишка. - Чего там не суметь!
- Ну, сварите суп и кашу. Кашу ведь просто варить.
- Сварим и кашу. Чего там ее варить! - говорит Мишка. Я говорю:
- Ты смотри, Мишка, а вдруг не сумеем! Ты ведь не варил раньше.
-Не беспокойся! Я видел, как мама варит. Сыт будешь, не помрешь с голоду. Я такую кашу сварю, что пальцы оближешь!
Наутро мама оставила нам хлеба на два дня, варенья, чтобы мы чай пили, показала, где какие продукты лежат, объяснила, как варить суп и кашу, сколько крупы положить, сколько чего. Мы все слушали, только я ничего не запомнил. "Зачем, - думаю, - раз Мишка знает".

Потом мама уехала, а мы с Мишкой решили пойти на реку рыбу ловить. Наладили удочки, накопали червей.
- Постой, - говорю я. - А обед кто будет варить, если мы на реку уйдем?
-Чего там варить! - говорит Мишка. - Одна возня! Съедим весь хлеб, а на ужин сварим кашу. Кашу можно без хлеба есть.
Нарезали мы хлеба, намазали его вареньем и пошли на реку. Сначала выкупались, потом разлеглись на песке. Греемся на солнышке и хлеб с вареньем жуем. Потом стали рыбу ловить. Только рыба плохо клевала: поймали всего с десяток пескариков. Целый день мы на реке проболтались. К вечеру вернулись домой. Голодные!- Ну, Мишка, - говорю, - ты специалист. Что варить будем? Только такое, чтоб побыстрей. Есть очень хочется.
- Давай кашу, - говорит Мишка. - Кашу проще всего.
- Ну что ж, кашу так кашу.
Растопили плиту. Мишка насыпал в кастрюлю крупы. Я говорю:
- Сыпь побольше. Есть очень хочется!
Он насыпал полную кастрюлю и воды налил доверху.
- Не много ли воды? - спрашиваю. - Размазня получится.
- Ничего, мама всегда так делает. Ты только за печкой смотри, а я уж сварю, будь спокоен.
Ну, я за печкой смотрю, дрова подкладываю, а Мишка кашу варит, то есть не варит, а сидит да на кастрюлю смотрит, она сама варится.
Скоро стемнело, мы зажгли лампу. Сидим и ждем, когда каша сварится. Вдруг смотрю: крышка на кастрюле приподнялась, и из-под нее каша лезет.
- Мишка, - говорю, - что это? Почему каша лезет?
- Куда?
- Шут ее знает куда! Из кастрюли лезет!
Мишка схватил ложку и стал кашу обратно в кастрюлю впихивать. Мял ее, мял, а она будто пухнет в кастрюле, так и вываливается наружу.
- Не знаю, - говорит Мишка, - с чего это она вылезать вздумала. Может быть, готова уже?
Я взял ложку, попробовал: крупа совсем твердая.
- Мишка, - говорю, - куда же вода девалась? Совсем сухая крупа!
- Не знаю, - говорит. - Я много воды налил. Может быть, дырка в кастрюле? Стали мы кастрюлю осматривать: никакой дырки нет.
- Наверно, испарилась, - говорит Мишка. - Надо еще подлить.
Он переложил лишнюю крупу из кастрюли в тарелку и подлил в кастрюлю воды. Стали варить дальше. Варили, варили - смотрим, опять каша наружу лезет.
- Ах, чтоб тебя! - говорит Мишка. - Куда же ты лезешь?
Схватил ложку, опять стал лишнюю крупу откладывать. Отложил и снова бух туда кружку воды.
- Вот видишь, - говорит, - ты думал, что воды много, а ее еще подливать приходится. Варим дальше. Что за комедия! Опять вылезает каша.
Я говорю:
- Ты, наверно, много крупы положил. Она разбухает, и ей тесно в кастрюле становится.
- Да, - говорит Мишка, - кажется, я немного много крупы переложил. Это все ты виноват: "Клади, говорит, побольше. Есть хочется!"
- А откуда я знаю, сколько надо класть? Ты ведь говорил, что умеешь варить.
- Ну и сварю, не мешай только.
- Пожалуйста, не буду тебе мешать.
Отошел я в сторонку, а Мишка варит, то есть не варит, а только и делает, что лишнюю крупу в тарелки перекладывает. Весь стол уставил тарелками, как в ресторане, и все время воды подливает.

Я не вытерпел и говорю:
- Ты что-то не так делаешь. Так ведь до утра можно варить!
- А что ты думаешь, в хорошем ресторане всегда обед с вечера варят, чтоб наутро поспел.
- Так то, - говорю, - в ресторане! Им спешить некуда, у них еды много всякой.
- А нам-то куда спешить?
- Нам надо поесть да спать ложиться. Смотри, скоро двенадцать часов.
- Успеешь, - говорит, - выспаться.
И снова бух в кастрюлю кружку воды. Тут я понял, в чем дело.
- Ты, - говорю, - все время холодную воду льешь, как же она может свариться.
- А как, по-твоему, без воды, что ли, варить?
- Выложить, - говорю, - половину крупы и налить воды сразу побольше, и пусть себе варится.
Взял я у него кастрюлю, вытряхнул из нее половину крупы.
- Наливай, - говорю, - теперь воды доверху. Мишка взял кружку, полез в ведро.
- Нету, - говорит, - воды. Вся вышла.
-Что же мы делать будем? Как за водой идти, темнота какая! - говорю. - И колодца не увидишь.
-Чепуха! Сейчас принесу. Он взял спички, привязал к ведру веревку и пошел к колодцу. Через минуту возвращается.
- А вода где? - спрашиваю.
- Вода... там, в колодце.
- Сам знаю, что в колодце. Где ведро с водой?
- И ведро, - говорит, - в колодце.
- Как - в колодце?
- Так, в колодце.
- Упустил?
- Упустил.
- Ах ты, - говорю, - размазня! Ты что ж, нас уморить голодом хочешь? Чем теперь воды достать?
- Чайником можно.
Я взял чайник и говорю:
- Давай веревку.
- А ее нет, веревки.
- Где же она?
- Там.
- Где - там?
- Ну... в колодце.
- Так ты, значит, с веревкой ведро упустил?
- Ну да.
Стали мы другую веревку искать. Нет нигде.
- Ничего, - говорит Мишка, - сейчас пойду попрошу у соседей.
- С ума, - говорю, - сошел! Ты посмотри на часы: соседи спят давно.
Тут, как нарочно, обоим нам пить захотелось; кажется, сто рублей за кружку воды отдал бы! Мишка говорит:
- Это всегда так бывает: когда нет воды, так еще больше пить хочется. Поэтому в пустыне всегда пить хочется, потому что там нет воды.
Я говорю:
- Ты не рассуждай, а ищи веревку.
- Где же ее искать? Я везде смотрел. Давай леску от удочки привяжем к чайнику.
- А леска выдержит?
- Может быть, выдержит.
- А если не выдержит?
- Ну, если не выдержит, то... оборвется...
- Это и без тебя известно.
Размотали мы удочку, привязали к чайнику леску и пошли к колодцу. Я опустил чайник в колодец и набрал воды. Леска натянулась, как струна, вот-вот лопнет.
- Не выдержит! - говорю. - Я чувствую.
- Может быть, если поднимать осторожно, то выдержит, - говорит Мишка.
Стал я поднимать потихоньку. Только приподнял над водой, плюх - и нет чайника.
- Не выдержала? - спрашивает Мишка.
- Конечно, не выдержала. Чем теперь доставать воду?
- Самоваром, - говорит Мишка.
- Нет, уж лучше самовар просто бросить в колодец, по крайней мере возиться не надо. Веревки-то нет.
- Ну, кастрюлей.
- Что у нас, - говорю, - по-твоему, кастрюльный магазин?
- Тогда стаканом.
- Это сколько придется возиться, пока стаканом воды наносишь!
- Что же делать? Надо ведь кашу доваривать. И пить до зарезу хочется.
- Давай, - говорю, - кружкой. Кружка все-таки больше стакана.
Пришли домой, привязали леску к кружке так, чтоб она не переворачивалась. Вернулись к колодцу. Вытащили по кружке воды, напились. Мишка говорит:
- Это всегда так бывает. Когда пить хочется, так кажется, что целое море выпьешь, а когда станешь пить, так одну кружку выпьешь и больше уже не хочется, потому что люди от природы жадные...
Я говорю:
-Нечего тут на людей наговаривать! Тащи лучше кастрюлю с кашей сюда, мы прямо в нее воды натаскаем, чтоб не бегать двадцать раз с кружкой.
Мишка принес кастрюлю и поставил на край колодца. Я ее не заметил, зацепил локтем и чуть не столкнул в колодец.
- Ах ты, растяпа! - говорю. - Зачем мне кастрюлю под локоть сунул? Возьми ее в руки и держи крепче. И отойди от колодца подальше, а не то и каша полетит в колодец.
Мишка взял кастрюлю и отошел от колодца. Я натаскал воды.
Пришли мы домой. Каша у нас остыла, печь погасла. Растопили мы снова печь и опять принялись кашу варить. Наконец она у нас закипела, сделалась густая и стала пыхтеть: пых, пых!..
- О! - говорит Мишка. - Хорошая каша получилась, знатная! Я взял ложку, попробовал:
- Тьфу! Что это за каша! Горькая, несоленая и воняет гарью. Мишка тоже хотел попробовать, но тут же выплюнул.
- Нет, - говорит, - умирать буду, а такую кашу не стану есть!
- Такой каши наешься, и умереть можно! - говорю я.
- Что ж делать?
- Не знаю.
- Чудаки мы! - говорит Мишка. - У нас же пескари есть! Я говорю:
- Некогда теперь уже с пескарями возиться! Скоро светать начнет.
- Так мы их варить не будем, а зажарим. Это ведь быстро - раз, и готово.
- Ну давай, - говорю, - если быстро. А если будет, как каша, то лучше не надо.
- В один момент, вот увидишь.

Мишка почистил пескарей и положил на сковородку. Сковородка нагрелась, пескари и прилипли к ней. Мишка стал отдирать пескарей от сковородки ножом, все бока ободрал им.

- Умник! - говорю. - Кто же рыбу без масла жарит!
Мишка взял бутылку с подсолнечным маслом. Налил масла на сковородку и сунул в печь прямо на горячие угли, чтоб поскорее зажарились. Масло зашипело, затрещало и вдруг вспыхнуло на сковородке пламенем. Мишка вытащил сковородку из печки - масло на ней пылает. Я хотел водой залить, а воды у нас во всем доме ни капли нет. Так оно и горело, пока все масло не выгорело. В комнате дым и смрад, а от пескарей одни угольки остались.
- Ну, - говорит Мишка, - что теперь жарить будем?
- Нет, - говорю я, - больше я тебе ничего жарить не дам. Мало того, что ты продукты испортишь, так ты еще пожар устроишь. Из-за тебя весь дом сгорит. Довольно!
- Что же делать? Есть-то ведь хочется!
Попробовали мы сырую крупу жевать - противно. Попробовали сырой лук - горько. Масло попробовали без хлеба есть - тошно. Нашли банку из-под варенья. Ну, мы ее вылизали и легли спать. Уже совсем поздно было.
Наутро проснулись голодные. Мишка сразу полез за крупой, чтоб варить кашу. Я как увидел, так меня даже в дрожь бросило.
-Не смей! - говорю. - Сейчас я пойду к хозяйке, тете Наташе, попрошу, чтобы она нам кашу сварила.
Мы пошли к тете Наташе, рассказали ей все, обещали, что мы с Мишкой все сорняки у нее на огороде выполем, только пусть она поможет нам кашу сварить. Тетя Наташа сжалилась над нами: напоила нас молоком, дала пирогов с капустой, а потом усадила завтракать. Мы все ели и ели, так что тети Наташин Вовка на нас удивлялся, какие мы голодные были.
Наконец мы наелись, попросили у тети Наташи веревку и пошли доставать из колодца ведро и чайник. Много мы провозились и, если бы Мишка не придумал якорек из проволоки сделать, так бы ничего и не достали. А якорьком, как крючком, подцепили и ведро и чайник. Ничего не пропало - все вытащили. А потом мы с Мишкой и Вовкой сорняки на огороде пололи.
Мишка говорил:
- Сорняки - это чепуха! Совсем нетрудное дело. Гораздо легче, чем кашу варить!


ЗА ОБЕДОМ
Баруздин Сергей Алексеевич
Как-то во время завтрака в детском саду была разбита тарелка.

Никто не видел, как она упала со стола и разбилась на мелкие кусочки.

Зинаида Федоровна спросила ребят:

- Кто из вас разбил тарелку?

- Не я! - сказал Виталик.

- Не я! - сказала Лена.

- Не я! Не я! Не я! - сказали другие ребята.

Только Светлана посмотрела на Зинаиду Федоровну и тише всех сказала:

- Наверное, она сама как-нибудь разбилась...

- Ну ладно, - говорит Зинаида Федоровна, - идите пока играть.

Стали ребята играть и совсем забыли о случившемся. Не заметили, как пролетело время и наступил час обеда.

Все помыли руки и сели за столы.

Нина Марковна принесла большой поднос, а на нем рядами стоят тарелки с супом.

Ребята начали обедать.

- А мне? - спрашивает Виталик. - У меня нет тарелки!

Все посмотрели на Виталика: и правда, нет у него тарелки.

- Тебе, Виталик, придется подождать, - говорит Зинаида Федоровна. Ведь у нас утром одна тарелка сама разбилась. Правда, ребята?

- Правда! - закричали ребята.

- Вот и неправда, - вдруг тихо сказала Светлана. - Тарелки сами не бьются. Это... это... я... ее нечаянно разбила. Я больше не буду! - И она пододвинула свою тарелку Виталику: - Ешь!

Тут все ребята повернулись к Светлане, а она покраснела и ни на кого не смотрит.

"Сейчас Зинаида Федоровна накажет Свету", - решили ребята.

Но Зинаида Федоровна подошла к Светлане и сказала:

- Вот и хорошо, что тарелки у нас сами не бьются, а ребята говорят правду.

В. Карасёва. "Новый товарищ"
В детский сад пришел новый мальчик Боря. Мама его привела, оставила в садике, а сама ушла на работу.
Сели ребята завтракать,а Боря мотает головой и ничего не ecт:
- Я молока кипяченого не люблю, оно с пенкой. Я манной каши не ем, она невкусная!
После завтрака стали новую песню разучивать,а Боря не поет.
Валентина Павловна спрашивает его:
- Почему ты, Боря, не поешь вместе c нами?
- Я не хочу. Я не умею.
Валентина Павловна позвала Наташу и Свету и учит их:
- Вы c Борей играйте. Показывайте ему, объясняйте. Оп скучает без мамы. A если ему станет интересно, он привыкнет и перестанет скучать.
Полдня прошло, a Боря все не привыкает.
Перед вечером сели ребята на веранде и стали лепить из пластилина разные игрушки. Юра слепил лошадь, Андрюша - мотоцикл, Света - корзинку, a в ней грибы. A Боря сидит и ничего не делает, Света спрашивает:
- Почему ты, Боря, не хочешь лепить?
- Я не умею.
- A ты попробуй. Вод тебе комочек красного пластилина. Слепи два шарика и воткни в них две сосновые иголки.
Боря так и сделал, и получились две вишенки. A потом он сам стал просить:
- Дайте мне еще пластилина, я хочу слепить кролика.
И слепил. Отличного кролика слепил Боря. A потом Валентина Павловна позвала ребят мыть руки и ужинать. За ужином Бори все съел. И молоко выпил, даже не заметил, сырое оно или кипяченое A тут и мама за ним пришла.
- Пора,- говорит,- идти домой.
- Почему так рано? - удивился Боpя.- На дворе еще светло.

Синяя чашка

Жила себе чашка.  Не такая, как все чашки, а очень большая и очень красивая. Она была синего цвета, ободок золотой и pучка золотая, a возле ручки картинка: сидит птичка на ветке и пoет песенку.
         Стояла чашка на полке в посудном магазине и ждала, кто ее купит.
Перед праздником прибежали в магазин дети и купили чашку. Пpинесли ее утром в детский сад и поставили на стол, как раз там, где всегда сидит воспитательница Софья Ивановна. А ее старую чашку, белую, некрасивую, c трещинкой на боку, тихонько убрали в буфет.                                                         Всем детям хотелось поскорей узнать, понравится Софье Ивановне новая чашка или не понравится.                                                                                         Вова каждую минуту бегал к двеpям и смотрел, не идет ли Софья Ивановна, a кот Васька ходил вокруг стола и мурлыкал.                                         Софья Ивановна вошла, увидела синюю чашку и сказала:
- Вот так чашка! Какая красивая! Из такой чашки наверно Василиса Прекрасная чай пила. А дети окружили ее и кричат:
- Софья Ивановна! Это ваша чашка! Ваша! Ваша!
- Да неужели моя? Откуда же она? Кто ее принес? Дети молчат, только поглядывают друг на дружку. A Вова просит:
- Ой, Софья Ивановна, это секрет! Пожалуйста, не догадывайтесь, a то еще угадаете.
- Ладно, не буду,- согласилась Софья Ивановна.                                                     После завтрака все пошли в сад гулять. Стали колхозную ферму из песка строить. A Вова забыл в комнате лопатку.
Софья Ивановна говорит ему:
- Сходи, Вовочка, в кoмнату, возьми лопатку и сейчас же возвpaщайся назад. Слышишь?
- Слышу,- ответил Вова и побежал в дом. И захотелось ему снова поглядёть на синюю чашку.                                                                                                               "Посмотрю, какая на ней птичка,- синичка или воробей", - подумал Вова и взял чашку в руки.                                                                                              Подошел кот Васька и потерся об Вовину ногу.
- Ты что? - спросил Вова.- Ты, может, думаешь, что в чашке молоко? Так нету в ней молока, гляди - пустая. Вова перевернул чашку кверху донышком. И вдруг синяя чашка вырвалась из Вовиных рук, упала на пол, звякнула и разбилась на мелкие кусочки. Вова так и застыл на месте c поднятой рукой и c открытым ртом. A потом схватил свою лопатку и бегом пустился во двор.                                   Дети пришли обедать и сразу увидели разбитую чашку. Две самые маленькие девочки захныкали:
- Жалко! Такая была красивая чашка! Только что купили, и уже кто-то pазбил!..
Наташа сказала:
- Кто же это сделал? Может, Васька? Полез на стол и опрокинул чашку...
И все сразу закричали:
- Наверно Васька! Конечно, Васька!                                                                Только Вова молчит. Стоит у окна и смотрит на улицу. А кот Васька свернулся клубочком возле печки и спит, словно ничего и нe случилось.
Софья Ивановна говорит:
- Ну и кот! Бегает, значит, по столу. Нет, ребята, нам такого кота не надо. Прогоним его на улицу. Пусть живет себе где-нибудь. на дереве или на крыше, а если озябнет и придет - лапкой в дверь постучит - все равно не пустим. Верно?                                                                                                           Все молчат, только часы тикают, да Вова пальцем no стеклу царапает.
Наташа подошла к Софье Ивановне и шепчет ей на ухо:
- Нет, пустим. Он на улице может замерзнуть.                                                                   И дети все закричали:
- Пустим! Жалко Ваську!                                                                                           И вдруг Вова как заплачет. Софья Ивановна даже испугалась:
- Вовочка, что с тобой?                                                                                             А Вовочка лег головой на подоконник и плачет еще сильней и слезы по лицу руками размазывает. Софья Ивановна взяла его за руку и повела умываться. Очень долго они умывались. А когда умылись и nришли, Вова уже не плакал. Глаза у него были совсем сухие, а волосы мокрые и торчали, как петушиный гребешок.
Софья Ивановна сказала:
- Слушайте, ребята! Васька не трогал чашки. Это Вова ее нечаянно разбил.
Все очень обрадовались, что Васька не виноват. Разбудили его, стали ласкать, гладить...                                                                                                                           А на другой день пришли дети в сад и видят - на столе стоит... Как вы думаете, что на столе стоит? Новая синяя чашка! Целехонькая, как будто никогда и не разбивалась. И ободок золотой, и птичка - все на месте. Все как было!
- Вы ее склеили? - спрашивают дети Софью Ивановну. А она смеется.
- Вы ее починили? А она опять смеется.
 - Это секрет. Вы, пожалуйста, не догадывайтесь, а то еще угадаете... .

 

Поиск
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей

Copyright uCoz © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz