Главная | Регистрация | Вход | RSSПонедельник, 18.12.2017, 08:16
Детский сад № 35
 "Золотой ключик"
г.Севастополь
Меню сайта
Категории раздела
Творческая мастерская [98]
Категории каналов
Наш опрос
Оцените работу педагогов
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Творческая мастерская

Что такое «выученная беспомощность» и как помочь ребенку стать самостоятельным?

 

В 1964 году американский психолог Мартин Селигман проводил эксперименты с собаками. Собак разделили на три группы и поместили каждую группу в отдельный довольно просторный ящик. Дно ящиков, в которые поместили собак, было проволочным. Время от времени раздавался звуковой сигнал, и через несколько секунд после него на дно первых двух ящиков подавался электрический импульс, неопасный для здоровья собак, но все же достаточно для них неприятный. Собаки в третьем ящике никаким воздействиям не подвергались. В первом ящике не было никакого дополнительного оборудования, а на стенке второго ящика была устроена пластина, которая отключала действие тока и в первом, и во втором ящике. То есть собаки в первом и втором ящике получали абсолютно одинаковые по силе и продолжительности удары током, но собаки во втором ящике могли его отключить (что и научились достаточно быстро делать, нажимая на пластину носом), а собаки в первом — нет. После некоторого времени таких «тренировок» собак всех трех групп пересадили в ящик, разделенный на две части невысокой перегородкой, которую собаки могли легко перепрыгнуть. В одну часть ящика снова периодически после звукового сигнала подавали электрический ток. Собаки, которые раньше находились во втором и третьем ящиках, то есть те, которые имели возможность выключать ток и те, которых не подвергали раньше действию тока, быстро научились перепрыгивать во вторую, безопасную, часть ящика. Собаки же, которые раньше действие тока контролировать не могли, просто ложились на дно ящика, скулили, но даже не пытались выбраться через перегородку. Селигман сделал вывод, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится беспомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение повлиять невозможно.

В дальнейшем, было проведено множество схожих экспериментов с разными животными и даже с насекомыми. Один из таких поучительных экспериментов вы можете посмотреть здесь: http://www.youtube.com/watch?v=bGigcZw5ko4

Конечно, ученым было интересно выяснить, существует ли явление беспомощности или какое-то подобное и у людей тоже. Ученик Мартина Селигмана Дональд Хирото провел эксперимент с людьми. Конечно, в качестве неприятного стимула применялся не электрический ток. Хирото использовал громкий, неприятный звук. И доказал две важные вещи. Во-первых, выяснилось, что механизм возникновения беспомощности, первоначально выявленный у животных, существует и у людей. Во-вторых, оказалось, что беспомощность, возникшая у человека в одной ситуации, легко переносится и на другие ситуации.

Мартин Селигман определяет выученную беспомощность как состояние, возникающее в ситуации, когда мы считаем, что внешние события от нас не зависят, и мы ничего не можем сделать, чтобы их предотвратить или изменить. Даже очень непродолжительной истории неконтролируемости окружающего мира достаточно для того, чтобы выученная беспомощность начала жить как бы собственной жизнью, стала сама управлять нашим поведением.

Люди учатся контролировать окружающий мир с младенческого возраста. И уже с младенческого возраста может начать возникать выученная беспомощность. М.Селигман и его ученики установили, что три обстоятельства могут приводить к появлению выученной беспомощности:

  1. Полное отсутствие последствий у того или иного поведения (ученые называют такую ситуацию «депривацией»).
  2. Однообразие последствий (например, только поощрения или только наказания).
  3. Отсутствие видимой связи между поведением и его последствиями.

Обсудим эти обстоятельства подробнее.

Персоналу домов ребенка, куда помещают новорожденных детей, от которых отказались родители, хорошо известно явление, получившее название «госпитализм». Оно состоит в том, что при недостаточном внимании к ребенку, недостаточном количестве эмоциональных проявлений со стороны персонала, дефиците общения, у ребенка возникают тяжелые нарушения в развитии: запоздалое развитие движений, в особенности ходьбы, резкое отставание в овладении речью, пониженный уровень адаптации к окружению, ослабленная сопротивляемость инфекциям, вялость, апатичность и др.

Серьезное негативное влияние на психику и детей, и взрослых может оказывать отсутствие реакции окружения на их поведение в самых разных условиях повседневной жизни. Чаще всего это происходит с детьми и подростками, воспитывающимися в детских домах, или пожилыми людьми в интернатах для престарелых, где воспитатели, персонал не обращают на них особенного внимания. Но может происходить с детьми и в общем-то обычных семьях, где родители заняты собой и своими делами и предоставляют своему сыну или дочери полную «свободу». Приведу пример из статьи В. Г. Ромека «Психологическое консультирование в ситуации выученной беспомощности»:

Женщина обращается к психологу с просьбой помочь. Ее уже взрослый сын ничего не желает делать. Семья довольно обеспеченная, у каждого из супругов свой бизнес, сыну они тоже ни в чем не отказывают. Чтобы помочь сыну стать на ноги, отец зарегистрировал для того собственную фирму с поставленным уже бизнесом. Нужно только работать. Но сын и этого не хочет! Он либо сидит весь день дома, либо, что еще хуже — берет машину и отправляется проведывать своих дружков. В общем, делом заниматься не хочет — у него нет к нему никакого интереса. Психолог предлагает попробовать изменить кое-что в отношении к сыну (а сыну уже 26!). Изменить последствия, которые имеют его действия. Отобрать машину и отдать тому, кто ведет дела в фирме. Вернуть машину, если он займется делами фирмы. Выплачивать ему в фирме зарплату в точном соответствии с рабочими часами, которые он там проведет. Если управление фирмой не даст нужных результатов — продать ее или забрать себе в управление. Но в этот момент — перестать платить зарплату. Спустя 2 месяца сын начал вести дела фирмы сам и купил себе на заработанные в удачной сделке деньги собственную машину, чтобы не зависеть от родителей.

Теперь обсудим ситуации с однообразием последствий. Речь идет не только о неприятных последствиях, когда человека критикуют и осуждают за все его действия (в таких случаях понятно, отчего у него «опустились руки»). Но и просто об одинаковых последствиях за разное поведение, или даже о постоянно хороших для человека последствиях. Так педагогам хорошо известны случаи безобразного поведения подростков из вполне приличных семей, домашних любимчиков, любой поступок которых одобряется и поощряется. Приведу еще один пример из уже упоминавшейся статьи В. Г. Ромека. В этот раз об однообразных последствиях поведения.

Девочка Саша ходит в первый класс с большой охотой, ей все в школе нравится. Но вдруг родители замечают, что интерес стремительно улетучивается, ребенок не хочет делать уроки, с неохотой идет в школу. Ребенка как бы подменили. Лишь случайно родители узнают, что в классе появился новый учитель, который часто ставит четверки и требует выполнять работу над ошибками. Сначала Саша это делала охотно, поскольку сама видела эти ошибки и знала, как их можно исправить. Но новый учитель даже после прекрасно выполненной повторно работы все равно ставит четверку. С его точки зрения это — справедливо. Ведь ошибка-то была допущена. Саша очень расстроена. Для нее исчез всякий смысл исправлять ошибки. Как бы хорошо она не работала над ошибками — все равно оценка не улучшается. Мотивация к учебе стремительно, в течение двух-трех дней, исчезает. Родителям, к счастью, удается убедить учителя поощрять ребенка, но интерес к школе восстанавливается очень и очень медленно.

Отсутствие видимой связи между поведением и его последствиями также приводит к появлению выученной беспомощности. Многие родители на опыте убеждаются в том, что обещания: «Будешь хорошо себя вести всю неделю, всю субботу разрешу играть на компьютере» или «Хорошо отучишься весь год, куплю тебе планшет», — не работают. Ребенку трудно связать пусть даже и приятные последствия со своим поведением, которое было когда-то раньше. У психологов даже есть «правило 60 секунд»: если вы хотите, чтобы некоторое поведение человека повторялось, его нужно поощрить не позднее, чем в течение 60 секунд, после того как оно произошло. Если это время будет пропущено, может начаться другое поведение, которому и «достанется» поощрение. И именно это, другое поведение и станет повторяться чаще. А поведение, которое не получает поощрений сразу же, как правило, быстро угасает.

Еще раз отмечу, что выученная беспомощность свойственна не только детям. Взрослые тоже очень часто находятся под ее влиянием. Например, учитель, сделавший ребенку одно замечание за плохое поведение, потом второе, потом третье, и, не увидев желаемых изменений в поведении ученика, довольно быстро приходит к выводу, что ученик «трудновоспитуемый» и его нужно перевести в школу для девиантных детей, после чего перестает пытаться как-то повлиять на ребенка. Примерно также происходит, когда ученик не понимает объяснений учителя. Учитель «опускает руки», а ученик получает ярлык «необучаемого».

Можно ли как-то предупредить состояние выученной беспомощности? Ответ напрашивается сам собой: у каждого или хотя бы почти у каждого поведения должны быть последствия; эти последствия должны быть разными; они должны наступать сразу же после того как поведение произошло или хотя бы на словах должны быть связаны с произошедшим поведением, например: «Я только что узнала, что ты вчера в школе пятерку получил. Молодец! Мне очень приятно, и я тобой горжусь!» Только не надо нагружать свою речь дополнительными смыслами, чем-то вроде: «Надеюсь, ты и дальше будешь…. И т. д., и т. п.», — это уже больше будет смахивать на манипуляцию.

А что делать, если беспомощность уже наступила? Основная черта человека, находящегося в состоянии выученной беспомощности, — он уже не верит, что может хоть как-то повлиять на ситуацию. «Не буду я решать эту задачу! Все равно у меня не получится, я же двоечник!», — заявляет ученик. «Не пойду я на улицу с ребятами гулять, все равно они со мной не дружат!», — говорит ребенок. «Больше я в бизнес ни ногой, пойду устраиваться на государственное предприятие!» — принимает решение разорившийся предприниматель. Заметим, что все перечисленные суждения ошибочны. Почему «двоечник» так уверен, что не сможет решить очередную задачу, другой ребенок считает, что ребята с ним никогда не подружатся, а предприниматель — что не сможет стать успешным бизнесменом? Опровержение этих «мыслительных ошибок» вполне может помочь изменить ситуацию и справиться с беспомощностью. «Двоечнику» можно предложить задачу попроще, которую он наверняка сможет решить, потом еще одну, потом, чуть более сложную и т. д. Научить его сначала простым, а потом более сложным правилам решения задач, и место беспомощности займут уверенность и самостоятельность. «Отвергаемого» ребенка можно научить знакомиться и дружить, а предпринимателя — вести эффективный бизнес.

Примерно также можно справляться и с собственной беспомощностью. Стоит начать задавать себе вопросы: «Я не смог это сделать, значит ли это, что я вообще никогда с этим не справлюсь? Где это написано? Что я пытался сделать? А что можно попытаться в этой ситуации сделать еще? Что можно попытаться сделать по-другому? У кого можно спросить совета? Кто уже решал аналогичные задачи? Кто может мне помочь справиться с этой ситуацией, кого я могу привлечь на свою сторону?» — и ситуация перестает казаться такой уж безвыходной.

Беспомощность — неприятная штука. Она мешает нам радоваться жизни и подрывает самооценку. Нередко провоцирует депрессию. Профилактика выученной беспомощности, особенно у детей, обучение методам оспаривания ложных убеждений — важная составная часть повседневной психологической гигиены нашей жизни. Не будем забывать об этом!

  •   Автор - Савченко Игорь Анатольевич -Психолог, кандидат психологических наук, методист Центра психолого-медико-социального сопровождения «Взаимодействие» г. Москвы, почетный работник общего образования РФ, лауреат ВВЦ в области образования,  лауреат конкурса «Грант Москвы» в области наук и технологий в сфере образования, действительный член Профессиональной Психотерапевтической Лиги, член Объединения психодраматерапевтов и психодраматистов «Ассоциация психодрамы».
Категория: Творческая мастерская | Добавил: uprava (21.04.2016)
Просмотров: 42
Поиск

Copyright uCoz © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz